03082021Популярное:

Брошенные ценности

Одним из несомненных конкурентных преимуществ Запада (в цивилизационном смысле этого понятия) была приватизация и монополизация категории «свобода» — одной из немногих абсолютных общечеловеческих ценностей. Это позволило Западу создать свою систему ценностей, застолбить за собой право эксплуатации самого смысла свободы и обеспечило ему буквально несокрушимые позиции в геокультурной борьбе с любым противником.

Вторая общечеловеческая ценность — категория «справедливость» была перехвачена и, в общем-то, тоже приватизирована советской идеологией. Что позволило СССР на равных вести геокультурную борьбу. Крах СССР был итогом поражения в других сферах, которые, безусловно, подточили его монопольное владение этой категорией, но в любом случае даже сейчас любой вид ностальгии по прежним временам всегда так или иначе, но связывается с утратой справедливости.

Чем «хороши» общечеловеческие ценности? Тем, что каждая цивилизация под ними понимает что-то своё, адаптируя их под свой собственный цивилизационный код. Примерно по таким же принципам возникли и получили распространение мировые религии, которые сумели уйти от локальной версии, предложив миру расширенный общечеловеческий смысл. Именно поэтому вполне местечковые (поначалу) христианство и ислам сумели получить статус мировых, продемонстрировав колоссальный адаптационный потенциал. Мало того — внутри и христианства, и ислама возникли свои собственные локализованные версии, но )что принципиально важно) — на базе исходного кода, который сомнению не подвергался. Различия шли по его интерпретации.

А вот «прародитель» христианства и ислама — иудаизм — не сумел создать универсальные инструменты, так и оставшись в системе своих внутренних противоречий. Равно это относится и к другим религиям и философским течениям — индийским, китайским. Что, кстати, и предопределяет существенные проблемы для сегодняшнего Китая, неспособного создать смыслы за рамками чисто китайской модели.

Однако сегодня Запад во многом вынужденно отбрасывает свободу, так как крайне болезненный процесс перехода к новой нормальности, буквально новому цивилизационному укладу вынуждает его уничтожать всю прежнюю модель развития, которая зашла в тупик. Это касается и геокультурных паттерн, деваться, в сущности, некуда — со старым багажом они просто не втиснутся в новый мир, который они строят на обломках нынешнего.

Идет размен свободы на безопасность. Безопасность — тоже наднациональная и надцивилизационная ценность, хотя и со своей спецификой. В ней меньше человеческого, больше животного. Страх за свою жизнь противоречит разумной деятельности, так как разум знает о своей конечности, и поэтому разумный человек, в отличие от животного, способен задаться стратегическим вопросом: Кто я? Для чего я? Ни одно животное не то что ответить — задать такой вопрос не в состоянии.

В любом случае уже вырисовываются контуры будущего нового мирового порядка: в нем точно не будет ни свободы, ни справедливости. Будет безопасность — хотя и не для всех. Новый порядок уже поэтому будет гигантским шагом назад в плане развития разума и разумной деятельности, сводя ее к базовым животным инстинктам.

Но как всегда, где теряешь — там и находишь. Запад, отбрасывая категорию свободы, отказывается от монополии на неё. И сегодня и свобода, и справедливость остаются буквально «бесхозными». Тот, кто сумеет поднять хотя бы одну из этих «брошенок», получит шанс на строительство нового общечеловеческого, наднационального и надцивилизационного проекта. Пока такой силы нет. Зато есть спрос и на свободу, и на справедливость. И чем дальше нас будут тащить в безопасность — тем сильнее они будут востребованы.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме