22042019Популярное:

Британские офшоры и «перезагрузка» долларовой Системы

…Если посмотреть на карту юрисдикций, которые обычно относят к финансовым офшорам, нетрудно заметить, что многие из них связаны с Британией исторически. Это и бывшие колонии Кипр, Гонконг и Вануату, и нынешние владения — Бермуды, Ангилья, Гибралтар, Мэн, Джерси, Гернси.

Рост числа и масштаба британских офшорных юрисдикций был неразрывно связан с восстановлением Лондона как международного финансового центра во второй половине ХХ века. Начиная с размещения офшорного евродолларового рынка в Лондоне в середине 1950-х, Британия активно продвигала развитие офшорных финансовых центров во владениях, находившихся под ее контролем. Они сохраняли связь с метрополией и привлекали отделения ключевых американских, канадских и европейских банков, международных корпораций, богатых частных лиц, которых привлекало небольшое количество регулятивных и бюрократических процедур, а также высокая степень секретности. Как показало проведенное в 2009 году исследование британских историков Пола Сагара и Джона Кристенсена, все это происходило под непосредственным контролем британских государственных органов — Банка Англии (британского ЦБ) и министерства финансов.

В центре британской сети — Лондон, который в последние десятилетия остается ведущим финансовым центром мира, единственным реальным конкурентом которого является лишь Нью-Йорк. Лондонский Сити, известный еще как «Квадратная миля» из-за своих размеров, является уникальным государством в государстве. Сити имеет свой статус, отличный от статуса других муниципальных единиц, — здесь правом голоса на выборах в местные органы власти обладают не только жители, но и зарегистрированные компании, включая иностранные (например, российский ВТБ, американский Goldman Sachs или китайский Bank of China). Причем количество компаний (32 тыс.) в пять с лишним раз больше, чем жителей (всего 6 тыс.).

По мнению Николаса Шэксона, научного сотрудника Chatham House и автора ставшей бестселлером книги «Острова сокровищ» о мировых финансовых офшорах, лондонский Сити оказался примером «внутреннего офшора». «Он является древним, наполовину инородным субъектом, помещенным внутри британского национального государства, который дожил до наших дней», — утверждает Шэксон. Уникальный статус Сити базируется на ясном фундаменте: в течение столетий британские короли и правительства получали кредиты от банков и финансовых компаний Сити, а в обмен предоставляли привилегии и свободы от правил и законов, которые были обязательны к исполнению на остальной территории Британии. Как утверждал бывший глава Корпорации лондонского Сити Том Симмонс, такой характер отношений имеет историческое обоснование: «Корпорация появилась раньше государства — документальных свидетельств ее основания нет. Отсутствует устав, который определяет корпорацию как некий орган».

Эта корпорация существовала еще до нормандского завоевания и образования политических институтов, на которых основывается современная Британия. После того как нормандский герцог Вильгельм Завоеватель в 1067 году подчинил себе Англию, он пообещал лондонскому Сити сохранить имевшиеся на тот момент экономические привилегии, в то время как во всей остальной стране он полностью перекроил систему управления, как политического, так и налогового.

Осколки империи
Во времена Британской империи Сити выступал в роли локомотива экономической экспансии империи, а сегодня превратился в центр значительной части современной мировой офшорной системы. «К 1980-м лондонский Сити стал центром огромной скрытой финансовой сети, охватывавшей весь мир, каждая часть которой — отдельные офшорные центры — перехватывала проходящие через нее капиталы и бизнес из ближайших юрисдикций и передавала их в Сити. Эта система напоминала то, как пауки ловят насекомых в своей паутине. Например, крупное международное слияние, в котором участвовала бы большая американская компания, направляло бы значительную часть транзакций через карибские офшоры. А работающие в них британские компании передавали бы значительную часть непосредственной работы и, как следствие, прибыли в Сити», — утверждает Николас Шэксон.

Британские владения Джерси, Гернси и Мэн — острова, формально не являющиеся частью Британии и ЕС и, соответственно, имеющие собственные законы, — представляют собой внутреннее кольцо офшоров, обслуживающих Сити. Они фокусируются на клиентах в Британии и других странах Европы и очень тесно связаны в своей деятельности с Лондоном. С одного острова Джерси ежегодно в Сити поступает 750–950 млн долларов банковских депозитов, которые используются для дальнейших инвестиций. На сайте Jersey Finance, ассоциации банков и финансовых компаний острова-офшора, напрямую утверждается, что «Джерси является продолжением лондонского Сити».

Следующий уровень офшоров включает в себя британские заморские территории, такие как Бермуды, Каймановы или Виргинские острова. С одной стороны, их администрация назначается из Лондона и значительная часть их бизнеса связана с лондонским Сити. Однако в силу большого географического расстояния между ними и Лондоном они имеют существенную фактическую автономию, пользу от которой извлекают британские компании, обычно из финансового сектора. Внешний уровень — бывшие британские владения, такие как Маврикий, Гонконг или Багамские острова. Хотя они являются независимыми государствами или частью Китая (в случае с Гонконгом с 1997 года), деловые связи с бывшей метрополией выстроены таким образом, что они поставляют из своих регионов в лондонский Сити сделки на десятки миллиардов долларов в год. Например, через Багамы проводятся многие офшорные сделки, связанные с американскими клиентами, а через Гонконг — с китайскими.

«Сити имеет две главные характеристики офшора. Во-первых, он является полунезависимым субъектом, частично выведенным из сферы действия законов Британии (в такой же мере, как Каймановы острова), а во-вторых, оказывается центром глобальной сети офшоров, которые направляют триллионы долларов или же выгодные сделки в Лондон. По этим двум причинам Сити обладает своими огромными богатством и влиянием», — заключает в своей наделавшей немало шума книге Николас Шэксон.

С ним согласен Ричард Мерфи, специалист британской организации Tax Research и научный сотрудник Университета Ноттингема. «Британия остается гигантским офшорным центром за счет сети налоговых гаваней, каждая из которых является филиалом лондонского Сити. Каймановы острова, Гибралтар, Виргинские острова и так далее сохраняют правила, позволяющие иметь секретные банковские счета, и не публикуют официальных реестров своих компаний, которые показали бы реальных владельцев. Несмотря на это, все подконтрольные Британии офшоры находятся в “белом списке” ОЭСР, как “прозрачные” юрисдикции. Такая ситуация сохраняется, поскольку она выгодна лондонскому Сити, крупнейшему получателю капиталов из британской офшорной сети. Поэтому мы наблюдаем такое количество лоббистских попыток противостоять любым реальным переменам», — утверждает Мерфи.

Впрочем, наблюдаются и попытки разорвать эту завесу секретности. В начале апреля Международный консорциум журналистских расследований (ICIJ), расположенный в Вашингтоне и объединяющий 86 изданий по всему миру, опубликовал огромный массив данных, которые вскрыли масштабы офшорной деятельности на Британских Виргинских островах. 260 гигабайт данных — более 2 млн электронных писем и прочих документов — показали масштаб этого финансового центра. Публикация сопровождалась скандалами, причем в самых разных странах — от Франции и США до Монголии и Азербайджана, поскольку показала, что богатые предпочитают скрывать масштабы своих состояний в офшорных юрисдикциях.

«В нынешнем экономическом климате офшорам будет очень сложно поддерживать прежнюю модель. В предыдущие годы, когда темпы роста были высокие, когда кредитный цикл находился в фазе расширения, “излишняя” наличность выводилась из активного оборота в такие финансовые центры. Но сегодня, когда развитые экономики столкнулись с низкими темпами роста, высоким уровнем госдолга и сокращением кредитования, условия изменились. Сегодня они хотят репатриировать выведенные из активного оборота капиталы, чтобы они вновь работали на благо стагнирующих ныне экономик», — рассказал «Эксперту» Филипп Уайт, экономист лондонского Центра европейской реформы…

***

Заметьте, об инородном происхождении и обособленном статусе финансового спрута с центром в Лондон Сити говорит не Николай Стариков или, скажем, Евгений Фёдоров, а вполне себе респектабельные научные сотрудники интеллектуальных западных центров Николас Шэксон и Ричард Мёрфи. Ещё один лондонский экономист в свою очередь напрямую признаёт, что лондонский Сити фактически контролирует якобы независимые офшоры и отмывает через них деньги. Из чего понятно, что российские капиталисты не придумали ничего нового, но играют по чужим правилам. Банально, но из уст западных экспертов для многих россиян такие слова услышать полезнее, у нас как всегда доверие иностранцам поболее, чем доморощенным специалистам.

Проблема офшоров не так проста. В ней сталкиваются интересы доминирующих космополитичных элит Запада и загнанных в угол, но становящихся активными национальных элит Запада (и прежде всего, Германии). Первые хотят закрыть не свои офшоры и обрушить национальные экономики, ослабить Европу и посеять в ней хаос и нищету, вторые — закрыть все офшоры, вывести глобальный капитал из тени и заставить его работать на национальные экономики. Тем самым порвав с долларовой Системой. И понятно, что и те и другие взялись за те офшоры, где лежат, в основном не лондонские капиталы, а московские. По логике: если стричь, то сначала чужих баранов. Москве, с одной стороны, это выгодно в силу заявленного курса на деофшоризацию и освобождение от долларовой зависимости, с другой же — возникает возмущение, почему начали с нас? Думаю, та же германская национальная элита получила от Путина неслабые пендюли за то, что пошли на договорённость с лондонским Сити и ФРС и начали "мочить" Кипр. В то же время на войне как на войне, и надеяться на благосклонность людей, которые хотят видеть Россию в руинах, не приходиться.

"Перезагрузка" долларовой Системы входит в нижайшую точку пике, и ситуация с офшорами будет только развиваться. Вслед за деофшоризацией Кипра и, возможно, других гаваней "лишних денег" посыпятся экономики южных европейских стран, примутся добивать евро… Параллельно начиная военную операцию против Сирии, конфликт с Ираном, стравливание Корей и развязывание других всевозможных горячих точек. Для России главное — максимально затормозить эти процессы. И начать масштабную реиндустриализацию к 2015-му году, чтобы к 2020 после первой пятилетки успеть сформировать самостоятельную экономику и промышленность.

РМ

Источник: Записки наивного человека

comments powered by HyperComments

Ещё по теме