17102018Популярное:

Бремя русского величия

«Да, вы не знали? Россия – величайшая в мире страна!» – эти слова крепкой барышни, вице-чемпионки Олимпиады 1994 года Светланы Гладышевой, сказанные с напористой вежливостью, по-английски, в лицо наглым представителям МОК, неплохо бы высечь в граните и поставить перед каждым из нас.

Быть великой цивилизацией – бремя, которое не выбирают. Если обречённый на величие народ от него отказывается, он превращается в пыль истории, вымирает как единый организм. Нет, отдельные его представители могут приспособиться, даже сам этнос может уцелеть и как реликт влачить существование в орбите другой цивилизации, оказавшейся более выносливой и достойной. Но России никто не предоставит роскошь медленного вымирания, нас – только откажемся от бремени величия – уничтожат дотла, так, чтобы само слово «русский» исчезло с лица земли.

Однако некоторые предпочитают забыть об этом, сделать вид, что никакого величия нет, а если и было, то в далёком героическом прошлом. Им так удобнее и безопаснее – не надо напрягаться, нести ответственность перед историей. Песню спеть о «героях былых времен» – это они запросто, а только зайдёт речь о необходимости соответствовать былым героям здесь и сейчас, только отмахиваются: бросьте, какое величие, дайте пожить спокойно!

Нас упорно пытаются занять мелкотравчатыми целями и задачами: средним и мелким предпринимательством, франчайзингом, коворкингом и другими муравьиными делами. Но русским тесно в этих штанишках. Мы откровенно скучаем и равнодушны к деланию денег. За четверть века русские так и не превратились в нацию буржуа, считающих каждую копейку за прилавком семейного бизнеса. Либералов это раздражает, но ничего не поделать – придётся смириться. По данным ВЦИОМ, 68% россиян не хотят открывать свой бизнес, а доля желающих снижается — с 32% в 2008-м до 22% в 2017 году. Даже российская молодежь предпочитает работу в госкорпорациях – и не только денег ради. Подкупает масштаб и размах деятельности. Но на общенародном государственном уровне масштаба как раз не хватает.

Малое предпринимательство не растёт, но наши соколы в Сирии поражают весь мир героизмом и мастерством! Ремонт автомобильных дорог в регионах оставляет желать лучшего, но Крымский мост, строящийся ударными темпами, вызывает неподдельный восторг миллионов. Брось клич – и съедутся со всей России помогать, как съехались защищать Донбасс. Такой же восторг вызвало бы и сверхскоростное строительство Турецкого потока или арктического городка Саббета в рамках проекта «СПГ-Ямал», если бы к процессу строительства «подключили» всю страну, а не только гастарбайтеров. Равно как и к грандиозному обновлению Москвы.

Конструкторы С-400 и «Калибров» не проводят масштабных презентаций, ограничиваясь показами в рамках боевых действий, но их инженерный гений по достоинству оценен не только «бармалеями», а и правителями ближневосточных стран, выстроившимися в очередь за «Триумфом». Эффективность военных инженеров России является плодом вдохновения: когда перед русским гением стоит задача сделать нечто невиданное или уже утерянное. То, что вроде бы не может быть создано.

Таких сверхзадач не стало в русском космосе – и вот ракеты всё чаще дают осечки, «Роскосмос» теряет лидерские позиции, а генподрядчиков строительства космодрома «Восточный» сажают за воровство. И не в плохом госуправлении первопричина, но в целеполагании и ценностях. Пропал королёвский полёт мысли, нет целей, от которых захватывает дух. Строительство космодрома и запуск ракеты воспринимаются как рядовой бизнес-проект, на котором можно попилить деньги.

Космическая программа России оскоплена прагматическими соображениями, и вместо полёта в другие галактики или хотя бы на Марс поставлена тусклая цель в виде блёклой, никому не нужной Луны. Отказались от сверхтяжёлой ракеты. Разве такой космос может зажечь души миллионов? Пижонистый Илон Маск нужен хотя бы затем, чтобы напомнить нам о невероятных целях. Даже если не получится долететь до дальней звезды, главное не в этом, а в том стремлении, которое окрыляет и приводит к открытиям и подвигам.

Горизонт планирования и предел мечтаний современной России чрезмерно сужен и рассчитан на рождённых ползать, а не летать. С высоких трибун призывают к аккуратности и выверенности, но пора бы призвать к большим прорывам и сверхзадачам. С гордостью заявляется о миллионах и миллиардах инвестиций, десятках инвестпроектов – и вроде бы всё хорошо, но глаза слушателей не горят, и не зажигаются сердца: подумаешь, миллиардом больше, миллиардом меньше. В министерских кабинетах спорят, будет рост экономики два или три процента – а в народе равнодушное недоумение: да какая разница? Разве это рост?!

Такая стратегия экономности и сбережения была оправдана в начале 2000-х, когда Россия действительно находилась на грани распада. Любое резкое движение могло обрушить страну, которую необходимо было аккуратно собрать и оградить от дальнейших потрясений. Но вот мы выполнили эту задачу – и её уже мало. Сбережение народа, сформулированное как цель Солженицыным и проводимое Путиным все 18 лет, спасло Россию, но само по себе уже недостаточно. Сбережение какого народа? Унылых потребителей, готовых продать всё вокруг ради нового гаджета, или созидателей, стремящихся покорять и преодолевать? Даже рождаемость – казалось бы, чисто физиологический показатель – после небольшого всплеска опять уменьшается: материальная помощь за ребёнка не возбуждает русского человека ни в каком смысле.

Россиянину не интересно быть ни счетоводом, ни винтиком чужой системы, ни чипированным потребителем продукции транснационального рынка. Это угнетает его и делает угрюмым, недовольным собой и окружающим миром. Но русские расцветают, когда сталкиваются с вызовами на грани невозможного. То, что у других народов вызывает оторопь и страх, будоражит русскую душу, вдыхает в неё невероятные силы. Она расправляется во всю широту – и вот не узнать человека! совсем другой народ!

России как воздух нужны сверхцели и сверхзадачи. Не искусственные и придуманные, а исходящие из исторических вызовов. Без них мы рискуем заплесневеть в упадническом брюзжании. А когда нам преподнесут предательство под обёрткой обновления, – в очередной раз профукать Родину. Этого нельзя допустить! Амбициозные, созидательные и обязательно массовые проекты жизненно необходимы России. Сверхзадачи могут быть, в том числе и хозяйственные, даже бытовые – не только космос и оружие: уникальные стройки, грандиозные научные проекты, новые виды транспорта и производства, новые принципы экономики, инновационные модели градостроительства и многое другое. Главное, чтобы в больших масштабах и в целях, уходящих за горизонт.

Конечно, в таких случаях всегда есть опасность пустого прожектерства. Чтобы ее избежать проекты должны быть, во-первых, основаны на фундаментальной научной базе, а во-вторых, быть общенародными и прозрачными, вовлекающими большую часть активных граждан. Но при этом не надо бояться смелого полёта мысли. В конце концов, и прожекты Циолковского воспринимались современниками как фантастика, но вся космическая программа Союза оттуда и черпала идеи, совершив колоссальные прорывы благодаря гению Королёва и технологической мощи достигнутой СССР.

Главной же сверхзадачей России всегда была и будет защита от агрессора слабых и угнетённых, стремление к справедливости во всём мире. Провозгласив себя защитниками справедливости (как это уже происходит в Сирии) мы бы обрели не только национальную идею, но и международную миссию. Однако полностью соответствовать такому бремени можно только находясь в первых рядах научного, технологического, гуманитарного развития. А этого, в свою очередь, можно добиться исключительно ставя перед собой задачи, которые кажутся невозможными.

Эдуард Биров
ВЗГЛЯД

Источник: Записки наивного человека

comments powered by HyperComments

Ещё по теме