23102017Популярное:

Борьба продолжается

На Филиппинах официально объявлено о гибели порядка пятисот военных в боях за Марави. Город до сих пор не очищен от бовиков. О потерях "эскадронов смерти" не говорится, хотя вряд ли они велики — прикормленные уголовники, естественно, неважные солдаты, их используют для других целей. В принципе, они везде одинаковы: плеснуть в лицо кислотой или зеленкой, "отжать" землю — нам это тоже знакомо. Ну, расстрелять безоружных — это тоже к ним.

Снимок экрана 2017-07-15 в 12.40.20По поводу расстрелов — не метафора. Из Мосула последние три дня приходят сообщения о массовых расстрелах всего мужского населения в Старом городе. Зверствуют шиитские зондеркоманды. Счет казненных идет на сотни. Убивают всех подряд. В западных СМИ, естественно, об этом ни звука. В сети появляются всё новые ролики, снятые самими палачами — перед казнью над приговоренными издеваются и избивают смертным боем. Их есть у меня, но откровенно говоря, не представляю, как можно их выложить без мгновенного блокирования — закон и администрации ресурсов бдительно следят за душевным здоровьем граждан. Нет шок-контента — значит, все спокойно и не о чем волноваться.

В старом городе — огромное число тел погибших мирных жителей (и не только мирных). Довольно странно, что их не убирают так долго — опасность эпидемий касается в том числе и "освободителей". Правда, продолжающиеся бои создают объективные проблемы для таких мероприятий, но скорее всего, речь идет о довольно сложном положении с элементарной управляемостью — город наводнен откровенными бандитами из радикальных шиитских группировок, которые никому не подчиняются и при этом не допускают в зоны своего контроля никого, включая и правительственные службы.

Мосул (жертвы 1)
Мосул (жертвы 2)
Мосул (жертвы 3)

В Ракке взята пауза — курды ведут себя крайне осторожно, однако даже при этом у них достаточно высокие потери (хотя и несравнимо меньше, чем у иракцев в Мосуле). Продвижения нет, закрашенные на картах районы города ими не контролируются вообще — в них продолжают действовать группы боевиков.

Тактика боевиков в Ракке серьезно отличается от мосульской. Небольшие размеры города не позволяют выстраивать рубежи обороны, поэтому сплошной обороны нет, она основана на действиях очень большого числа небольших мобильных групп и засадах. Группы постоянно перемещаются, курды постоянно находятся в окружении, с любой стороны в любой момент может начаться атака или обстрел. При этом курдские боевики крайне недисциплинированы, плохо обучены взаимодействию, что неудивительно, учитывая их иррегулярный характер. Гибель командира практически сразу приводит к панике и зачастую к бегству. Хотя им нельзя отказать и в высокой мотивации, слабая выучка серьезно мешает вести организованные боевые действия. Тем не менее, невозможность даже небольших передышек выматывает, люди уже на вторые-третьи сутки боев чрезвычайно устают, моральное состояние быстро становися подавленным.

Боевики применяют сравнительно небольшое количество смертников в Ракке, в основном те действуют за пределами города, атакуя колонны техники. В самом городе оборона достаточно эффективна, поэтому вполне достаточно того, что уже есть.

Бессмысленность выбранной курдами тактики боев вынудила их командование остановить дальнейшие действия и провести перегруппировку.

С юга Сирии также приходят сообщения об изменениях, часть которых, по всей видимости, основана на соглашениях между Кремлем и американцами (трудно сказать — на встрече Путин-Трамп или каких-нибудь координационных встречах военных или дипломатов). Сообщается, что подразделения российской военной полиции введены в Дераа — в ту его часть, которая была под контролем Асада. Пока сообщения на эту тему идут, скажем так, не слишком уверенно, но они есть. Нужно отметить, что в последние месяцы численность "военной полиции" довольно быстро увеличивается — слишком много точек ей приходится принимать под контроль. Вполне возможно, что этим термином просто прикрывают продолжающееся увеличение наземного военного контингента — логика бесконечной войны требует постоянного наращивания присутствия, а значит — все новых и новых людей. По сути, речь идет, конечно же, о неявном варианте оккупации — другого способа хоть как-то контролировать территорию все равно нет. Это еще не Афганистан (да и вряд ли станет им — слишком убого выглядит современная российская армия по сравнению с советской), но движение в том же направлении.

Героическое продвижение сирийской армии (точнее, того, что понимается под этим термином) снова замедлилось — идут сообщения все больше о локальных занятых точках типа очередного стратегического холма или сарая. Объяснение простое — боевики вполне грамотно сдают пустоши, оборона которых не имеет практического смысла, упираясь в местах, по-настящему важных. Кроме того, война все больше переходит в мобильный сценарий, где контроль над населенными пунктами уступает место контролю над территориями и направлениями. В пустынной местности Сирии и Ирака действует в общей сложности коло двухсот-двухсот пятидесяти мобильных групп общей численностью до 10 тысяч человек. Война с ними требует совершенно иной стратегии действий, чем теперь. Не сказать, что иракцы и сирийцы этого не понимают — но у них схожие проблемы, связанные с полностью обескровленной армией, и необходимостью создавать новую практически с чистого листа. Пока же за них воюют наемники, интервенты или просто бандформирования, а то и откровенные террористы. В таких условиях именно они диктуют, как будет идти эта война.

Борьба с терроризмом продолжается. Причем продолжается таким образом, что крайне сложно понять — каковы критерии победы в такой борьбе. Пока, истребляя сотню террористов, уничтожаются условия для выживания тысячи мирных жителей, что неизбежно вынуждает их браться в итоге за оружие — либо для мести, либо для элементарного выживания и прокорма. Эта музыка будет вечной. Так задумано или просто иначе не умеют — тут загадка.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме