20102020Популярное:

Благочестивый Жуков

http://istlyap.ru/zhukova-blagoslovil-na-podvigi-poslednij-iz-optinskih-starczev/

Жукова благословил на подвиги последний из оптинских старцев
Ямпольская Елена Александровна, председатель Комитета по культуре Государственной Думы

Михалков понял, что война решает задачи не только возмездия, но и искупления. Что она, кроме противостояния врагу, — ещё и предстояние народа Богу, о Котором этот самый народ попытался забыть. И главные победы добываются в одолении не внешнего врага, а собственного нутра. Может, поэтому мы так давно не знаем настоящих побед, перебиваясь за счёт славы предков. Впрочем, новое знание Михалкова многим кажется лишним и ненужным. Как Котов в «Цитадели» не нужен сильно опростившейся Марусе — Виктории Толстогановой. Без него легче — я про Котова. Без него спокойнее — я про знание. Вы ещё разгласите, что маршал Жуков после войны оставлял в Новодевичьем деньги на поминовение «всех усопших воинов»; а в середине 1920-х его, молодого комполка, благословил на будущие подвиги последний из оптинских старцев, ныне причисленный к лику святых. И что капитуляция Германии была подписана на Пасхальной неделе, лучше не помнить. Чего доброго, все настройки в голове поменяются.

«Известия», 11 мая 2011 г.

Ямпольская не случайно не называет имени «последнего старца» — так её труднее уличить в лжи. Под такое определение подходят трое: Последний соборно избранный оптинский старец, иеросхимонах Нектарий (Тихонов), последний дореволюционный настоятель Введенского мужского монастыря (Оптина пустынь) архимандрит Исаакий (Бобраков) и оставшийся служить при монастырском храме после закрытия монастыря в 1923 году иеромонах Никон (Беляев). Все трое пострадали за веру (Исаакий расстрелян, Никон и Нектарий умерли в ссылке) и канонизированы, но Жукова никто не благословлял. Ни о чём подобном не сказано ни в житиях старцев, ни в их дневниках и письмах, ни в воспоминаниях духовной дочери Никона монахини Амвросии и других их современников. Известная как автор полупорнографической книжонки «Гимн настоящей стерве» депутат сочинила эту байку для рекламы позорно провалившегося фильма своего приятеля, кинорежиссёра Никиты Михалкова. Впоследствии с этой же целью министр культуры России Владимир Мединский сочинил столь же «благочестивую» историю про однофамильца маршала. Согласно его выдумке, Герой Советского Союза Михаил Жуков загнал с помощью молитвы в Псковское озеро немецкий бомбардировщик. Что должно подтверждать достоверность подобного эпизода у Михалкова.

http://istlyap.ru/osvobodiv-smolensk-zhukov-stoyal-na-molebne-pred-ikonoj-odigitriya/

Освободив Смоленск, Жуков стоял на молебне пред иконой «Одигитрия»
Кирилл (Гундяев), Патриарх Всея Руси

Наши благочестивые предки и в 1812 году, и в годы немецкой оккупации горячо молились Богу. Тогда не было неверующих людей, тогда не было клеветников на Церковь. Тогда маршал Жуков, освободив город Смоленск, пришёл и стоял на молебне в нашем Успенском соборе пред иконой «Одигитрия». Тогда ушла в сторону идеология, тогда никто не мог посметь сказать «Бога нет», потому что Бог был рядом с теми, кто поднимался в атаку, кто защищал наше Отечество и город Смоленск.

Обращение к верующим в Смоленске 1 сентября 2013 г.

Молебна перед иконой «Одигитрия» (в переводе с греческого — «Указующая путь») после освобождения Смоленска не было и быть не могло. Старинную икону Богоматери с младенцем Христом, гитлеровцы увезли из города во время отступления, и она не найдена до сих пор.

О присутствии маршала Жукова в Успенском соборе в исследовании историка Владимира Амельченкова «Смоленская епархия в годы Великой Отечественной войны» даётся со ссылкой на рапорт настоятеля Успенского собора протоиерея Тимофея Глебова уполномоченному по делам РПЦ по Смоленской области, но информация эта чрезвычайно сомнительна. В день указанный отцом Тимофеем — 25 сентября 1943 года, Георгий Константинович работал в Ставке Верховного Главнокомандующего. Кроме того, маршал не освобождал Смоленск. Немцев выбил из города Западный фронт генерала армии Василия Соколовского, а Жуков координировал наступление Воронежского и Степного фронтов на Украине.

Можно предположить, что Смоленск в тот день посетил его однофамилец и бывший сослуживец генерал-майор Аверкий Жуков. Аверкий Кириллович возглавлял службу горюче-смазочных материалов Калининского фронта, который участвовал в Смоленской операции вместе с Западным. Ну, а батюшка, увидев генерала, к которому обращаются «товарищ Жуков», вряд ли понимал, о каком именно военачальнике идёт речь, да и забыть мог что-то — его рапорт составлен 30 апреля 1945 года.

Примечательно, что об участии генерала в молебне протоиерей не написал ни слова, только о его появлении в храме. Однако патриарх на этом основании заявляет о поголовной вере всех участников войны, хотя мы лично знаем неверующих ветеранов Великой Отечественной. Чем отличается такое поведение от советских официозных историков, которые замалчивали присутствие на фронте миллионов верующих?


Источник: Игорь Пыхалов

comments powered by HyperComments

Ещё по теме