19082017Популярное:

Бессудные расправы

На Западе распространяется информация правозащитных организаций о массовых бессудных расправах в Мосуле. Так довольно обтекаемо называют расстрелы и казни гражданского населения, происходящие в Мосуле (и не только в нем). Число казненных уже превышает 3-4 тысячи человек, а в последние две недели после объявления об "освобождении" города информация о тотальных расстрелах всего мужского населения старого города идет просто валом. Казни ничем не отличаются по своей жестокости от тех, которые инкриминируются Исламскому государству — есть фото и видео отрезания голов, разрубания на части, забивания бетонными блоками, утопления и тому подобных зверств, где палачами выступают иракские военнослужащие. Они же и снимают все эти казни, выкладывая их в сеть и фактически хвастаясь "подвигами".

Американцы при этом сохраняют полное хладнокровие и подали за всё время лишь пять рапортов о "нарушениях". Главный мотив безразличия — сегодня не 2003 год, США в Ираке не для строительства национального государства, а исключительно для борьбы с ИГИЛ. Все остальные задачи их не касаются. Если туземцы режут друг друга — это не предмет обеспокоенности США.

Уже идут предупреждения, что подобная политика как Багдада, так и Вашингтона неизбежно приведет к появлению ИГИЛ 2.0. Насчет 2.0 сказать сложно, так как и с нынешней версией Исламского государства еще далеко не покончено, и новый этап борьбы с ним даже не озвучивается.

Примерно похожие сведения идут и из Ракки — курды жесточайшим образом расправляются с гражданским населением города. Точно так же выкладываются в сеть сцены насилия и расправ над стариками, женщинами, детьми, мужчинами. Считать их всех террористами — ну, не знаю.

Есть видео, на которых заявляется о массовой сдаче боевиков ИГ в плен — хотя в значительной массе за них точно выдаются обычные гражданские, которых хватают во время массовых облав. Этих же "пленных" затем просто и без затей расстреливают на месте.

Можно сказать про ужасы войны и успокоиться. Проблема, увы, гораздо сложнее. Сама война стала ответом суннитского населения на несправедливость по отношению к нему (надуманную или реальную — не так уж и важно, важно, как считают сами сунниты). Решить проблему можно только одним способом — создать для суннитов обстановку безопасности и ответственности за их судьбу. И этого как раз никто и не собирается делать — ни курды, ни иракские шииты, ни власти Ирака и Сирии, ни внешние участники этой войны. Для всех участников этой войны есть свои собственные цели, в которые сунниты региона никак не вписываются.

Россия, решившись на участие в оккупации Сирии (а возможно, наши олигархи сочтут, что их алчные интересы распространяются и на другие страны региона), ведет себя тоже, скажем так, в русле общей стратегии. Сама попытка сказать о том, что война давно уже приняла характер конфессиональной, встречается в среде наших политиков и экспертов практически в штыки. Я несколько месяцев назад в эфире радио "Спутник" только попытался сказать об этом измерении войны, как мой собеседник — какой-то системный эксперт из какого-то бесчисленного центра разных стратегических мыслей — начал предельно резко отрицать очевидное. Установка не замечать реальность работает.

Последствия такой установки и политики вполне очевидны: можно нанести военное поражение вооруженным группам на конкретной территории, однако причина войны никуда не денется — социальная, политическая, религиозная подоплека конфликта остается и будет снова накапливаться.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме