26102020Популярное:

Белорусские выборы

Белорусские выборы, которые пройдут 9 августа, обещают стать в ней самыми нервными за всю постсоветскую историю. Легитимность Лукашенко буквально рухнула, он потерял свое электоральное большинство, которое ее и обеспечивало.  На сегодняшний момент поддержка Лукашенко оценивается от 3 до 7 процентов (во всяком случае не переваливает даже за 10). Причина, в общем-то, та же, что и у его коллеги Путина — риторика и реальность перестали сходиться хоть в каком-то одном пространстве. Разве что у Путина во всем виноваты какие-то мировые закулисы, а у Лукашенко враг конкретный — Россия. Тот факт, что десятилетия, проведенные у руля, не дают возможности все время списывать стойко существующие противоречия на какие-то внешние факторы, никого не интересует. Признать его — это значит признать собственную неэффективность, а значит — поставить вопрос о том, что пора бы прийти к власти более эффективным.

Смена диктатора — психологически крайне непростой вопрос. Всегда возникает опасение, которое любая уважающая себя пропаганда раздувает до панического страха: "Кто если не Он?" Страх перемен — нормальный человеческий страх, особенно, когда терять уже почти нечего, но еще есть совсем чуть-чуть. И вот это чуть-чуть как раз диктатор и гарантирует (или создает впечатление, что гарантирует — как сегодня в России). Это логика любого диктатора — что Мадуро, что Путина, что Лукашенко, что Гитлера или Пол Пота. Страх потерять последнее — это и есть тот крючок, которым диктатура держит население, обеспечивая его лояльность, пусть даже и вынужденную.

Ответ на вопрос "Кто если не он?" лежит в принципиально иной плоскости. Нужно уходить от персоналий, а создавать механизм. Систему.

Природа действует методом перебора. Она не "заморачивается" на вопрос — кто лучше или кто хуже. У нее вообще нет таких критериев. Кто успешнее и кто более приспособлен к решению возникающих проблем — тот и есть лучше. Тот и выживает. Тот и двигает вперед развитие. И в этом случае на первый план выходит не очередной спаситель и отец нации, а механизм, с помощью которого можно найти и выбрать нового руководителя страны, нового губернатора, нового депутата. Взамен старого, которому давно пора на покой.

Конец любой диктатуры — это нормальные выборы. Безусловно, в понятие "нормальные" входит много чего, но главное — это безусловная возможность изменить персональный состав власти. Что совершенно не означает, будто любой относительно честно выбранный будет тем, кем надо. Любой выбор — это всегда риск ошибки. Можно ошибиться и выбрать не того. Бывает. Но главное здесь опять же — не в конкретном персонаже, а в том, что ошибку можно исправить. На следующих выборах или даже досрочно. Хуже, если возможности исправить ошибку нет. И на смену Путину приходит Путин. Или на смену Лукашенко — снова Лукашенко. Вот в этом случае исправить ошибку невозможно, она становится системной. Раз нет механизма мирной смены и передачи власти — рано или поздно встанет вопрос о немирном сценарии, и с этим ничего поделать нельзя.

В Белоруссии вполне реальна ситуация масштабных протестов и волнений после 9 августа, так как Лукашенко не готов расстаться с властью при любом исходе голосования. Для Кремля в этом случае возникает "вилка" проблем — Белоруссия при Лукашенко не готова "ложиться" под Путина, но и любой, кто придет после него, тем более не станет этого делать. Враждебная и агрессивная политика Кремля на постсоветском пространстве безо всяких внешних сил отторгает от России любых потенциальных партнеров и союзников. И в этом смысле любой итог голосования 9 августа для кремлевских мало что изменит, хотя, конечно, ненависть лично к Лукашенко, который все-таки сумел сорвать аншлюс Белоруссии и проект Союзного государства "под Путина", может быть причиной попытки вмешательства Москвы в события, если они пойдут по жесткому сценарию.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме