23102019Популярное:

Аравийский кризис

Нефть по итогам вчерашнего дня отыграла половину своего скачка и опустилась вниз в цене почти на 6 процентов. Позавчера спекулянты разогнали ее на 12%. В общем-то, все в порядке — по всей видимости, сегодня цена упадет еще на 3-4% и уже на этом уровне начнет колебаться плюс-минус доллар. Хорошего в произошедшем не слишком много — на время повысится то, что называют волатильностью, но брошенный камень в воду создает примерно ту же картину. Это придется пережить.

На этом фоне США все более уверенно заявляют о причастности Ирана к теракту. Уже появляются подробности — атака была произведена крылатыми ракетами, дроны выступали лишь прикрытием. Названа и точка пуска ракет — южный Ирак, который фактически оккупирован иракскими шиитскими террористическими группировками, являющимися прокси Ирана.

2019-09-16T154427Z_764822687_RC1D9BF9EC60_RTRMADP_3_SAUDI-ARAMCO-ATTACK.JPG

Террористические шиитские формирования, которые пришли на смену суннитским террористам — новая проблема Ближнего Востока. И проблема тревожная. Теперь уже Иран взял на вооружение технологию поддержки террористов во всем регионе, и наращивает ее весьма пугающими темпами. В реальности никакой разницы между террористами Аль-Кайеды и террористами каких-нибудь Хашд Шааби, Бадр или Ансар Алла нет — все они выдвигают идею построения мракобесных клерикальных режимов, погружая регион в дикое средневековье. Разве что шиитские террористы совершенно не скрывают, что собственного уникального проекта у них нет, а они намерены калькировать опыт строительства клерикального государства с Ирана. Пожалуй, только у хуситов есть свое видение будущего устройства, но им проще — северный Йемен весьма значительное время существовал как имамат, и Ансар Алла желает вернуть те благословенные времена.

Тем не менее, решение проблемы шиитского террора вполне очевидно — нужно решать проблему Ирана. Точнее, проблему КСИР.

КСИР, будучи клерикальной гвардией режима аятолл, не обладал политической субъектностью до времен президенства Ахмадинежада, хотя имел весьма приличные аппаратные позиции, как и любая преторианская гвардия. Часть аппаратных позиций в госструктурах всегда была закреплена за выходцами из КСИР, как в России денщики и охранники Путина уходят на пенсию губернаторами регионов. Но КСИР, как структура, была отстранена от политики.

Всё изменилось при Ахмадинежаде, когда КСИР было разрешена масштабная экономическая деятельность. Цель была вполне благой — для продвижения иранских интересов в условиях блокады требовалась структура, способная подпольно решать вопросы выживания режима. Примерно так же действовал и Саддам Хусейн в десятилетие между двумя войнами, но он в основном сделал ставку на оргпреступность и курирующие её спецслужбы, у него просто не было своей политической армии. У аятолл она есть — это классические Ваффен СС в клерикальном исполнении. Поэтому изобретать ничего не стали, а решили ресурсно обеспечить уже имеющуюся структуру. Иранские СС быстро почувствовали вкус шальных денег, которых всегда не хватает. Подмяв под себя треть экономики страны в самых доходных ее отраслях, КСИР стал объективно заинтересован в экспансии, так как стагнирующая экономика (а после прихода в неё КСИР она стала деградировать еще более быстрыми темпами) может развиваться только экстенсивно. Иран вошел в период завоевательных набегов, причем вариантов у него просто нет: прекращение агресивной экспансии автоматически ведет к схлопыванию экономики.

Именно КСИР сегодня ведет всю завоевательную политику Ирана, и в ее копилке сегодня две захваченные территории — Ирак и Сирия. Однако эти территории серьезным образом подорвали свою производящую инфраструктуру, которая проедена войной почти насквозь. Возникает объективная необходимость расширения территории войны. Саудовская Аравия выглядит в этом плане весьма привлекательно: при ее внушительных размерах на карте в реальности это страна с невероятно низкой связностью — фактически цепь оазисов. Проблемы династии, связанные с борьбой за власть, с большим трудом пока удерживаются небольшой группой высших принцев, которые решают одновременно две противоположые задачи — удержание и захват власти в беспощадной внутридинастической войне и сохранение сколь-либо сбалансированного единства всей династии в целом. Мощным дестабилизирующим фактором выступает политика кронпринца Мохаммеда, пытающегося вытащить страну из "нефтяной ямы". При этом значительная часть нынешней элиты Королевства в новой экономике, которую строит кронпринц, окажется аутсайдером, что и предопределяет их бешеное сопротивление реформам Мохаммеда.

В общем, клиент созрел, и КСИР уже в открытую готовит агрессию против Саудовской Аравии. Понятно, не танками и дивизиями, а в духе нового времени — гибридно.

Кстати, примерно в этом и заключался план Обамы по сокрушению аравийских монархий и созданию гигантского "разлома" между двумя Партнерствами — Тихоокеанским и Евро-Атлантическим: ИГИЛ должен был дестабилизировать регион, а Иран добить уцелевших. Именно поэтому к концу срока пребывания Обамы в Белом доме в регионе уже была создана соответствующая конфигурация — Иран заключил "ядерную сделку", развязывающую ему руки для экспансии, а ИГИЛу в Сирии и Ираке были закрыты пути экспансии на север, восток и запад, но была открыта широкая дорога на юг, в сторону Саудовской Аравии. Турция обслуживала план Обамы на севере Сиии, Иран — на востоке в Ираке, а подвернувшийся под руку Путин (перед которым генерал Сулеймани в 15 году мелким бисером рассыпал сияющие перспективы легкой победы) выполнял роль цепной шавки Обамы на западе Сирии. Над всем этим стояла коалиция, понукавшая союзников и попутчиков к правильным действиям. Трамп пытается сломать созданную конструкцию, но получается это у него крайне неудачно. И саудиты продолжают оставаться под весьма нешуточной угрозой.

Штаты на остатках имперского величия пытаются сейчас действовать в парадигме сверхдержавы, которая обязана гарантировать безопасность региона. Расследование теракта 14 сентября идет, и доказательства причастности Иранаи КСИР к техническому исполнению самого теракта множатся. Однако всё это не играет ни малейшей роли, пока не будет политического решения. И Трамп не выглядит человеком, способным его принять. Причем в отличие от Буша-младшего, которого подпирал выдающийся политик Ричард Чейни, нынешний вице-президент Пенс, хотя и не в пример умнее Трампа и выглядит на три головы выше его, как политик, явно до Дика Чейни не дотягивает.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме