22042019Популярное:

Альфы Тухлыми Не Бывают

Логика власти отличается от логики ее подопечных. Живое, человеческое, идеалистическое определяет наше мировоззрение, но логика власти основана на том, чтобы это живое и человеческое полностью исключить из употребления. И даже если оно все-таки употребляется, то только как элемент оперирования… как подпрограмма в программе имитирования человечности, — и так далее, и как тут не порассуждать? Никак. Стало быть, порассуждаем…

Что есть власть? Организатор общественного взаимодействия на всех уровнях "человейника", от семьи и добровольных  сообществ до государства.  А политическая власть есть высший организатор, во всех сферах деятельности и бытия подчиняющий монады единой воле, регулируя взаимоотношения между монадами как по горизонтали, так и по вертикали.

Таким образом, политическая власть есть отвлеченное понятие, конкретизированное в механизме (аппарате), дающим субъекту (той или иной социальной группе)  навязывать объекту (или совокупности объектов) свою волю. Даже вопреки интересам отдельных монад (или целых социальных групп). И даже вопреки их сопротивлению, в какой бы форме оно ни выражалось.

Отражая биологическую суть вида Homo Sapiens, власть (с неотъемлемой от нее иерархией) является выражением естественного стремления "альфа-особей" к доминированию и естественного же стремления всех без исключения особей к максимально комфортно обустроенному существованию, где статус обеспечивает материальное (сытость, тепло, лучшая самка).

Именно поэтому борьба за власть всегда предельно ожесточена. По факту она вне морали, и все теории "общественных договоров" или "естественных прав" по факту всего лишь красивые конволютки. Власть потому и власть, что может обеспечить подчинение подчиненных, а методы подчинения, тем паче, его формы и технологии, никакой принципиальной роли не играют.

Источники власти могут быть различны. Тем не менее, грубое насилие, осуществляемое организованной группой, недостаточно эффективно, ибо сужает группу поддержки. Поэтому власть стремится подкрепить себя ссылками на традицию и на писаные законы, но главное, неким авторитетом (интеллект аппарата, льготы отдельным "низшим" группам, харизма лидера),

апеллируя к  "нравственным ценностям", —  справедливости, честности, долгу etc., -и напирая на то, что "каждому свое", но это "свое" власть "каждому" гарантирует. В идеале, безусловно, стремясь к тому, чтобы ее верховный носитель, как своего рода эталонный экземпляр, служил в этом отношении (хотя бы напоказ) примером для управляемых, а для управляющих, —

то есть, самой власти, — был достаточно компетентен, чтобы модерировать противоречия и во властной горизонтали, и в социальной пирамиде. Но это в идеале, а полных идеалов не бывает вообще, и к тому же, "эталонный экземпляр" не должен качественно отличаться от всего механизма, а должен, в первую очередь, эффективно обеспечивать его, механизма, интересы.

Поэтому личные навыки и знания "эталона" по мере усложнения системы перестают быть приоритетом. Компетентность становится как бы естественным качеством обладателя власти. То есть, "я начальник, ты дурак". Сам  факт положения в иерархии, независимо от личных способностей, по умолчанию становится признаком всесторонней компетентности и права возглавлять.

Итожим.

Стремление к власти есть фактор биологический, обусловленный естественными, от природы заложенными качествами особи. Следовательно, власть, как таковая, есть высшая форма самореализации в рамках любой стаи и любого стада, подразумевающей установление некоей иерархии, а значит, и строгого порядка, при котором каждый выполняет свои задачи,

получая соответствующую компенсацию. Без эмоций и морали, на уровне инстинкта. Эмоции включаются (и мораль формируется) только в стае (стаде) монад, наделенных абстрактным мышлением, — то есть, в человеческих коллективах, где огромную роль играет субъективный фактор, — но и в этом случае действия власти  направлены на всю ту же упорядоченность,

обеспечивающую стабильность если не каждому отдельно взятому индивидууму, то большим группам. И речь не о "поровну", что тоже обусловлено биологией: каждая особь подсознательно знает, на что способна, и готова обходиться малым, если не готова драться за большее. Но уж это малое вынь и положь. Вот и весь реальный, без прикрас, "общественный договор".

Таким образом,

власть по определению не может быть "доброй", ибо понятие "добра" абстрактно, а интересы монад и групп монад конкретны и не совпадают. Власть может быть только справедливой, в том смысле, что  монады и  группы монад, вне зависимости от статуса, получают свое, если исправно выполняет свои функции,  а если не выполняют, ее наказывают. Иными словами, власть по определению внечеловечна.  И по определению же имморальна,

поскольку реальность не предполагает абстракций, которые официально декларируются. Но при этом и не жестока. Ее действия определяются только целесообразностью, и ее цель — обеспечить доскональное выполнение всеми социальными группами на всех уровнях функций, по правилам, которые сама же установила, методом проб и ошибок определив рамки дозволенного. То есть, создания социальным группам возможности существовать

в приемлемых для них режимах взаимодействия, на базе соблюдения баланса интересов и во имя обеспечения  обществу возможности развиваться, потому что стабильность без прогресса — это регресс. По сути, размножение стаи и расшинение ее ареала (в той или иной форме экспансии, при которой даже париям, но "своим", перепадают крохи) есть главный критерий оценки действий власти, сколько бы крови по ходу дела ни пролили

наделенные абстрактным мышлением монады. Пока такая схема работает, все в норме. Но если власть, утратив способность инциировать развитие, начинает обеспечивать "позитивную стабильность"  только для одной ("своей") замкнутой группы, за счет деградации всех прочих, которые уже не "свои", а просто корм, — такая система власти обречена. По той простой причине, что организм, утративший иммунитет, рано или поздно сдыхает…

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме