19012022Популярное:

Абонентская плата

Даже если новая модификация ковида («омикрон») действительно станет завершающей и болячка выродится в банальную сезонную простуду, отыгрывать назад, конечно, уже никто ничего не будет. Машина по оцифровке населения запущена и совершенно не нуждается в обосновании. Есть там ваша эпидемия или нет ее — это уже не имеет ни малейшего значения. Коды (а затем и паспорта) вводить будут, законы принимаются, инфраструктура проверки кодов строится ударными темпами, вопрос лишь в процедурах и сроках введения допуска кодированных в те или иные общественные места. Соответственно, недопуска в них некодированных.

Вакцинация теперь тоже становится самодостаточным фактором, людей будут колоть вне зависимости от того, есть ли заболевание, нет ли его. «Доктор сказал — в морг, значит, в морг» ©

Кстати, этот мрачный анекдот в нашем случае совсем не анекдот. Я думаю, что не будь этих двух кошмарных лет, все те изменения, которые произошли с искомой заразой, уложились бы в год максимум. «Уханька» прошла бы тот же самый путь и превратилась в нынешний «омикрон» (или что-то подобное), как это было с предыдущими супер-заболеваниями вроде птичьего, свиного гриппов, атипичной пневмонии — которые прошли и ушли. Запрет на вакцинацию в зоне инфекционного заражения существует не просто так — вакцинированные способствуют усиленному производству резистентных к вакцинам штаммов, ломая природный механизм балансировки и продлевая заболевание.

По сути, преступное решение о карантинно-вакцинационной вакханалии, во-первых, существенно продлило срок заболевания, а во-вторых, создало отложенную смертность среди уже вакцинированных — так как будем говорить прямо: без последствий массовое миллиардное вакцинирование непроверенными субстанциями (тем более, впервые в истории человечества была применена генномодифицированная векторная вакцина в таких огромных масштабах — и именно ее применили вразрез всем существующим нормам безопасности), в общем, последствия будут неизбежно. В течение ближайших полутора-двух лет, как я понимаю, последуют афтешоки нынешней «пандемии» в виде массовой смертности от самых разных заболеваний, так как что именно будет поражать вакцина, никому сейчас не известно. Какие смертельные комбинации она будет создавать с «обычными» заболеваниями, сейчас не скажет никто. Да и как сказать, если никто и не пытался проверять и исследовать. «Давай-давай» — не та ситуация, когда безопасность вообще кого-то интересует.

Известная история, когда фонд Билла Гейтса активно спонсировал вакцинацию против полиомиелита в Индии, в итоге которой с 2000 по 2017 годы полмиллиона детей оказались парализованными. Как только правительство Индии вышвырнуло фонд Гейтса из страны, распространение полиопараличей резко пошло на убыль. Сейчас за год вакцинировано 3,3 млрд человек в мире. Сколько из них в итоге получит фатальные повреждения организма в течение взаимодействия вакцин с их органами — неизвестно. Но риски, думаю, крайне высоки.

Внезапно может оказаться, что российский народ, бойкотируя вивисекторов из Роспотребнадзора и министерства здоровья, вдруг станет одним из наименее пострадавших просто потому, что сопротивлялся (пускай и по-своему) докторам Менгеле. А вот коренные популяции развитых стран — напротив, утратят здоровье напрочь и будут выживать через различные «абонентские программы», суть которых — поддержание жизни через регулярный прием медикаментов во все более возрастающих количествах. Попытки выскочить из этих «программ» будут жестко пресекаться существованием цифровой сегрегации, которая будет попросту вышвыривать из подобия нормальной жизни любого, кто рискнет прекратить прием препаратов. В общем-то, это готовят и нам, убивая здоровье людей и принуждая нас к регулярному приему неизвестных по своей опасности препаратов. Задача стоит не просто убить много людей, но еще и заработать на их смерти. И это — один из ключевых выводов из нынешней «пандемии».

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме